В отсутствии адекватной информации африканский континент обрастает самыми разными бизнес-мифами. Тут и распространенное мнение о невозможности договориться с местными компаниями, и слухи о низкой производительности труда африканцев, и убеждение, что в Африке не говорят на английском (хотя жители бывших колоний почти всегда владеют как минимум одним европейским языком).

Узнавать правду о неизвестной и таящей огромные бизнес-возможности Африке всегда интересно. На этот раз ЭкспортКлуб предлагает вниманию читателей статью главного экономиста исследовательского отдела Всемирного банка Люка Кристиансена о всеобщих заблуждениях, связанных с африканским сельским хозяйством.

В рамках проекта «Сельское хозяйство в Африке: отделяя мифы от правды» ученые Всемирного банка под руководством Кристансена изучили данные из шести африканских стран – Малави, Уганды, Танзании, Эфиопии, Нигерии и Нигера. Общее население этих стран составляет 40% от всей тропической Африки.

Liberia «По правде говоря, не все существующие мнения оказались неверными, — отмечает Кристансен на полях своего исследования. – Слава богу!». Тем не менее результаты работы исследовательской группы заслуживают внимания как этнографов, так и бизнесменов, планирующих сотрудничество с сельскохозяйственным сектором африканской экономики.

Миф #1: Женщины – движущая сила сельского хозяйства?

Считается, что в сельском хозяйстве на континенте задействованы, в основном, представительницы прекрасного пола. Общее убеждение таково: приблизительно 70% рабочей силы в секторе – женщины. Однако, по данным исследования Всемирного банка, на самом деле процент женщин в сельском хозяйстве совсем не так велик – около 40%. В Уганде, Танзании и Малави их доля составляет около 50%, в Нигерии – 37%, в Эфиопии – 29%, а в Нигере – 24%.

Опровержение этого мифа крайне важно для борцов за права женщин, а также для местных политиков, которые предлагают общественности обратить внимание на «перекос» в сторону женских фермерских хозяйств на континенте.

Результаты исследований не отрицают увеличение присутствия женщин в разнообразных областях хозяйства и нарастание борьбы за равные права для обоих полов. Однако объяснение этих явлений стоит искать не в области нерационального использования женского труда в сельском хозяйстве, что до недавнего времени казалось очевидным. Это, убежден Люк Кристиансен, целиком и полностью меняет общий взгляд на проблему.

Миф #2: Сельские хозяйства Африки – на грани выживания?

Для увеличения эффективности сельских хозяйств на континенте понадобятся новые рабочие места. Именно поэтому сейчас большое внимание уделяется местным проектам по поддержке развития малого и среднего бизнеса, который и должен создать необходимые рабочие места для африканцев. Но пока об их деятельности известно очень немного, особенно в бедных регионах, где большая часть населения либо очень молода, либо стара.

KenyaПо результатам исследования, сейчас в предпринимательскую деятельность на территории Африки вовлечены каждые два из пяти сельскохозяйственных объединений. Другими словами, предпринимательство очень распространено. Однако большая часть местных бизнесов на проверку оказываются небольшими проектами, работающими для очень ограниченного круга клиентов всего несколько месяцев в году и неспособными обеспечить населения необходимым количеством рабочих мест (менее 3% бизнесов нанимают более пяти рабочих).

Эта тенденция говорит скорее о необходимости выживания, чем о процветании местных производств. Однако также местные бизнесы демонстрируют неоднородность продукции. Благополучное индивидуальное предпринимательство также присутствует, хотя и не очень широко распространено. Производительность рабочей силы выше в городах, и по мере отдаления от них ее скопления заметны в крупных производствах.

Итак, мнение о том, что большая часть сельских хозяйств в Африке работает в экстренном режиме выживания, отчасти правдиво. Однако справедливо и то, что частные бизнесы – залог развития континента и двигатель экономики. Правда, для спасения Африки об бедности и безработицы частному предпринимательству нужна государственная поддержка.

Миф #3: Молодежь покидает родные поля?

Молодые люди не хотят работать в сельском хозяйстве, — это правда. Для Африки это также повод для беспокойства, поскольку развивающемуся сельскому хозяйству как никогда раньше нужны сильные руки и свежие умы, в то время как другие области производства на континенте не способны пока трудоустроить всю молодежь, находящуюся в поиске работы.

Эта тенденция рассматривается многими как доказательство несостоятельности малых частных хозяйств по сравнению с механизированными производствами. Но действительно ли африканская молодежь массово отказывается от работы в сельскохозяйственном секторе? И да, и нет. В Нигерии более юное население (25-30 лет) работает на полях в разы меньше, чем старшее поколение (36-60 лет), хотя в Уганде и Танзании разница гораздо меньше, в Эфиопии и Малави она минимальна, а в Нигере в сельском хозяйстве задействовано гораздо больше молодежи, чем людей старше 35.

Другими словами, тенденцией исход молодых людей из сельского хозяйства никак не назовешь. Нигерийский ВВП в четыре раза выше танзанийского и угандийского, в семь раз выше показателей в Эфиопии, Нигере и Малави, так что приведенные выше соотношения возраста участников сельскохозяйственного процесса и их вовлеченности не удивляет.

Процесс полностью совпадает со структурной трансформацией, которую сейчас переживают африканские страны. Если посмотреть на ситуацию под этим углом, то она уже не кажется такой пугающей.

По мере развития экономики, все большее количество людей оказываются трудоустроенными вне сельскохозяйственного сектора. Как правило, развивается сфера посредничества и торговли, и именно в ней находят работу молодые люди, лучше образованные и менее приспособленные к работе на земле, чем старшее поколение.

AgromarketРоль России в становлении африканского агробизнеса

Таким образом, многие мифы об африканском сельском хозяйстве не являются правдой. Как рассказал в комментарии ЭкспортКлубу независимый экономист и африканист Николай Иванов, борьба с ними – важнейшее дело для развития экономики и для международного сотрудничества, и бороться с неадекватным представлением о континенте следует не только изнутри, но и снаружи.

«Это правда не только для Африки, но для Африки особенно, — отметил он. – Что мы о ней знаем? Что она большая, что там растут бананы и что мы дружили в советское время». По мнению Иванова, сейчас более пристальное внимание бизнесменов и людей, вовлеченных в экспорт, должно быть направлено на исследования, подобные докладу Всемирного банка.

«Что мы узнали? Сельское хозяйство не отмирает, но становится более механизированным. В бедных странах типа того же Малави до сих пор пашут на животных, никогда не видели современной сеялки или комбайна, вот в чем загвоздка. Так неужели вы думаете, что африканцы не захотят все это купить у нас, с нашим опытом сельского хозяйства, который им известен еще по СССР? Конечно, захотят. Мы наблюдаем рассвет технического прогресса, который до Африки пока еще не вполне дошел. И сейчас то самое время, когда нужно их расторможенностью воспользоваться, предложить им наши машины. Чего ждать?» — убежден эксперт.